Иван Ожогин: на злобу дня

♦ Журнал «Ваш Досуг» — Апрель 2015 ♦

Новая суперзвезда русскоязычных мюзиклов — талант, трудоголик, отец четверых детей и специалист по отрицательным персонажам.

© Любовь Улаева

Театральные критики жанр мюзикла не жалуют, поджимают губы при восторженных криках по случаю очередной премьеры. Но имя Ивана Ожогина даже им хорошо знакомо. Артист сыграл и спел чуть ли не всех видных злодеев мюзиклов, которые появлялись в последние годы на российской сцене: Призрак Оперы, Воланд, Граф фон Кролок, мистер Хайд… Вокруг него вьется целая армия фанаток, но если звание секс-символа всегда можно оспорить, то уровень исполнения партий, по сложности приближающихся к оперным, и феноменальная работоспособность объективно достойны уважения.

«Раньше меня задевали разговоры, что мюзикл — это несерьезно. Потом я понял, что те, кто так говорит, совсем не разбираются в жанре. Очень просто сказать: «Ну музычка так себе. Не запоминается. Ну выдающихся актерских работ нет». А вы возьмите любой драматический спектакль, сыграйте его 38 раз в месяц и посмотрите, останется ли он на том же высоком уровне, будет ли собирать зал на 2000 человек или нет».

Успех 36-летнего певца базируется не только на здоровом профессиональном фанатизме, помноженном на талант и харизму. Артисту повезло с педагогами. По его мнению, Александр Титель и Игорь Ясулович, у которых он учился в ГИТИСе, делают российское искусство искусством элитарным.

Кстати, Иван Ожогин планировал посвятить жизнь опере — жанру действительно элитарному, пока не пришел пробоваться на роль Ромашова в «Норд-Осте». Роль он получил, героя своего полюбил (до сих пор «Ромашка» — его любимый образ), а индустрия мюзиклов обрела новую звезду.

Важным профессиональным тестом стала для Ожогина партия графа фон Кролока в мюзикле «Бал вампиров», которую он пел в 2013 году на русском и на немецком параллельно — в Петербурге и Берлине. Именно за нее певец получил целый ворох наград, включая «Золотую маску». В интервью Иван признавался, что на каждый блок «Бала» в Петербурге прилетало от пяти до пятнадцати человек из Германии, а кто-то, заинтересовавшись другими проектами артиста, даже стал учить русский язык. «Каждый вечер у «Театра дес Вестенс» — толпа зрителей. Все хотят попасть на спектакль, который бьет все рекорды, — писал портал Berlin24. — Немалую толику успеха обеспечил спектаклю исполнитель главной роли вампира, графа фон Кролока, российский тенор Иван Ожогин».

Способности Ожогина оказались не то чтобы исключительными, но во всяком случае универсальными и востребованными по обе стороны границы.

«Уникальные артисты, способные с одинаковой самоотдачей петь одну и ту же партию сотни раз в год, есть и за рубежом, и у нас. Как и актеры, которые через неделю после премьеры уходят. Это, кстати, очень хорошо видно — как они «гаснут» на сцене. Главный плюс «там» — элементарно больше людей, которые учились профессии «актер мюзикла».

Профессионализм к российским актерам мюзиклов приходит с опытом, хотя, возможно, тут уместнее будет слово «испытание». Например, Ожогин выходит на сцену более 30 раз в месяц: если не в «Призраке Оперы» (15 спектаклей), то в других проектах.

«Я, конечно, не железный человек, но могу петь и с трахеитом, и с ларингитом. И с температурой под сорок. Унесут со сцены, значит унесут. Это моя жизнь и мой выбор. Сцена — это ответственность. Зритель ни в чем не виноват. Устал ты, больной ты, с похмелья, или тебе 85 лет. В моем графике один минус — тяжело спланировать свободное время».

О каком свободном времени может идти речь, если артисту и выспаться удается нечасто, да еще приходится ездить из Санкт-Петербурга в Москву и обратно? И все же в ответ на любой вопрос о личных мечтах и целях Ожогин снова «сворачивает» на музыку — хотел бы спеть сольный концерт в Карнеги-Холле и получить главную роль в рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда». Ну а пока — гипнотизирует зрителей (и особенно зрительниц) в убедительных образах безответно влюбленных злодеев.

«Я не хотел бы использовать слово «амплуа». Но и отрицать, что режиссеры и продюсеры видят во мне прежде всего антагонистов, тоже не буду. Видимо, что-то такое во мне действительно есть. К тому же играть зло интереснее: оно многолико, в нем любопытно копаться, находить вторые и третьи планы. Поэтому играть можно все время по-разному и оправдания искать новые».

Ожогин настолько хорошо оправдывает зло, что у Призрака и Воланда в его исполнении есть свои, отдельные фан-клубы. Особенно рьяные поклонники ходят в МДМ по 15 раз в месяц. Дежурят у выхода, все время что-то дарят. О назойливости фанатов артист говорить не любит — политкорректное «бывает по-разному» оставляет простор для фантазии. По словам самого Ожогина, страстные, романтические герои для него — только работа. Хотя его жене лучше знать: у Ивана с супругой Мариной четверо детей!

«Я стараюсь скидывать отрицательную энергию моих героев сразу. Иногда не получается, так меня захватывает роль. Коллег всегда предупреждаю, что могу войти за кулисы «со шлейфом». Могу что-то резкое сказать, но лично к ним это не будет иметь никакого отношения. И еще. Я не верю в полярный мир — зло или добро, черное или белое, все или ничего. Так в жизни не бывает».

Так нечасто бывает и в мюзиклах: этот жанр, как и артист Ожогин, куда сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Автор: Наталья Витвицкая
Ваш Досуг, 7 апреля 2015 г.